КИСЛОВОДЧАНЕ ПРОТИВ ПЕРЕСМОТРА ГРАНИЦ ЗОН ОХРАНЫ НАРЗАННОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ (12+)

Совместное заседание двух городских общественных советов: по культурному наследию города-курорта Кисловодска и по развитию Национального парка – прошло очень жарко. Несмотря на то, что на обсуждение были вынесены  всего два вопроса, они оказались настолько наболевшими, что буквально наэлектризовали атмосферу конференц-зала Визит центра. Но — решены в этот день так и не были.

В заседании приняли участие замдиректора Департамента государственной политики и регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов Минприроды Илья Кузнецов, заместитель главы города Татьяна Загуменная, директор ООО «Архитектурно-реставрационный центр КМВ» Александр Федоров, руководители культурных учреждений города, ученые, архитекторы, дизайнеры, экологи, представители СМИ.

Открылось заседание докладом директора ФГБУ «Национальный парк «Кисловодский» Дмитрия Науменко, который рассказал о работе над техническим заданием для создания научно-проектной документацией по сохранению Нарзанной галереи — объекта культурного наследия федерального значения, построенного в 1848 году. Теперь речь идет о работах, которые не вошли в первый проект. Директор,  сопровождая свой рассказ слайдами, вкратце напомнил о мерах по спасению архитектурного памятника, благодаря которым сегодня в полностью восстановленных помещениях северной части раскинулся роскошный современный Визит-центр – интерактивный музей, приобретший широкую известность. Если сначала вопрос стоял в прямом смысле о спасении главного курортного объекта Кисловодска, то сейчас можно перейти к следующему этапу — ремонту питьевой галереи. Это техническое задание и намеревался руководитель ФГБУ представить собравшимся. Однако, выражаясь современным языком, — что-то пошло не так.

Дело в том, что на этот раз в зале Визит-центра собрались не обычные посетители и вездесущие журналисты, но представители общественных советов, специалисты в сфере истории, краеведения, культуры, известные своим профессионализмом и трепетным отношением к каждому камню двухвекового курорта. Еще в процессе реконструкции здания они неоднократно высказывали свои советы, пожелания, замечания, многие из которых, увы, учтены не были. И теперь искренняя благодарность за восстановление памятника не помешала этой аудитории высказать целый ряд профессиональных нареканий в адрес ФГБУ и подрядной организации. А излишне эмоциональная реакция на критику со стороны представителей Минприроды и подрядной организации протестные ряды только объединила. Вновь всплыл вопрос об огромной старинной резной дубовой двери, отделанной бронзой, которая около 120 лет  служила входом в Курортную библиотеку. После выселения культурного учреждения в 2007 году и передачи помещения в аренду (по воспоминаниям, магазину «Палермо») была снята новыми арендаторами помещения и исчезла навсегда. Научный сотрудник музея «Крепость»  Рахима Гочияева напомнила об уголовном деле, не доведенном в свое время до конца, и предложила продолжить расследование. Она выразила общее возмущение оцинкованными водосливами, заменившими трубы из листового железа. Тему подхватил член Союза архитекторов Арсен Арустамян, который высказал свои пожелания по возвращению зданию старинного облика: перекрасить оцинковку в более подходящий цвет, а верхней пристройке, почему-то ставшей белой, вернуть исторический цвет натурального дерева. Он также напомнил, что ручки у дверей галереи были латунными. Остальные члены советов поддержали все предложения и замечания. Ни резкие возражения Ильи Кузнецова и Александра Федорова, ни  мягкая интеллигентная реплика Дмитрия Науменко о том, что «прошлый проект не все учел, но все работы были выполнены в соответствии с проектом», — эффекта не возымели.

Председатель комитета по культуре городской администрации Инна Сквиренко напомнила: «Существует 73 ФЗ, Охранные обязательства, которые руководитель ФГБУ не имеет права изменить. Будет так, как отражено в них». На это последовал резонный вопрос представителя Союза дизайнеров КМВ: «Если недочеты были допущены на стадии проектирования и менять ничего нельзя, то зачем мы вообще собрались здесь сегодня?». Конструктивное предложение, поддержанное Татьяной Загуменной,  внесла директор музея «Дача Шаляпина» Ольга Красникова: попытаться успеть внести в Охранное обязательство необходимые корректировки и этим исправить ситуацию. Беспокойство и дотошность зала, раздражающие чиновников и подрядчиков  (которые, отдадим им должное, все же действительно постарались выполнить  работы точно по проекту) прокомментировала известный краевед Тамара Лобова, со свойственной ей прямотой: «Знаете, каждый камень для нас святой. Поэтому мы волнуемся. Мы еще живы и спокойной жизни не дадим!».

Соглашаясь с залом, Дмитрий Науменко пообещал оценить все риски и довести их до сведения участников заседания, а Татьяна Загуменная – учесть все замечания и свести их в протокол, который также в ближайшее время будет представлен всем присутствующим.

Что касается второго вопроса, касающегося изменения зон горно-санитарной охраны ФГБУ «Национальный парк «Кисловодский», то полемика по нему много времени не заняла. Несмотря на авторитетное заявление представителя Минприроды о том, что работы ведутся во взаимодействии с министерством здравоохранения РФ и региональным правительством, квалифицированные специалисты из зала сразу на корню зарубили даже его формулировку. Дело в том, что зоны эти, как доходчиво  объяснила главный гидрогеолог АО «Кавминкурортресурсы» Галина Бондарева, установлены не для нацпарка, а для сохранения месторождения минеральных вод. «Переводить эти границы нельзя. Не надо путать зоны горно-санитарной охраны нарзанного месторождения, важнейшего для курорта, ни с зонами Национального парка, ни с зонами охраны скважин. В отличие от них, зоны ГСО, установленные на основании серьезных гидрогеологических исследований недр, не изменяются. Существуют соответствующие правительственные постановления», — подчеркнула гидрогеолог. Дмитрий Науменко, в свою очередь,  сообщил о поступившем распоряжении Правительства об уточнении границ горно-санитарной охраны, на что Галина Бондарева ответила: «Нужно уточнять третью зону, а не переводить первую во вторую».

Ее коллеги напомнили также о печальном, но известном факте: нарзанный источник  и так уже загрязнен и не пригоден для питья, так что в галерею минеральная вода поступает по трубам из скважин. В связи с этим прозвучал даже каверзный вопрос: почему вместо его оздоровления ФГБУ намерено, наоборот, уменьшать зону охраны месторождения? Ответ на него очевиден: на территории нацпарка находится целый ряд объектов, нуждающихся в реконструкции, в том числе знаменитый плавательный бассейн. Точнее – нуждающихся уже в строительстве, так как они практически разрушены. Но на территории первой зоны ГСО, частично распространяющейся на них,  хозяйственные работы категорически запрещены во избежание вреда для месторождения нарзана — главного богатства города. Не секрет, что границы зон очень сильно мешают и застройке города, сулящей колоссальные прибыли, в связи с чем глава Кисловодска тоже уже давно настойчиво лоббирует вопрос об их пересмотре. Несмотря на эти движения в определенных кругах, до сих пор забота о месторождении минеральной воды, от которого напрямую зависят и работа всего санаторно-курортного комплекса, и слава ведущего курорта страны, преобладает над аргументами потенциальных инвесторов. Но – как известно, аппетит приходит во время еды, так что кисловодских общественников и экологов Кавминвод впереди наверняка ожидает очень непростое время.

В итоге директор ФГБУ все же  успокоил аудиторию утверждением, что «никто еще никаких проектов не принял». А замглавы Татьяна Загуменная подытожила полемику: «Здесь собрались компетентные профессионалы. Давайте оформим все предложения и соберемся еще раз, когда будет проект. Зоны горно-санитарной охраны не пересматриваем. Мы в ближайшие  дни  подготовим обоснование». На этой оптимистичной ноте обсуждение с общественностью жизненно важных для Кисловодска вопросов завершилось. А участников заседания пригласили на экскурсию к Цветочному календарю, вокруг которого полным ходом идет реконструкция. Сторонники сохранения парковых объектов в историческом виде были сильно разочарованы тем, что и на большом участке вокруг этой достопримечательности, включая часть центральной аллеи, традиционный красный песок заменен на цементную плитку, которая, как известно, меньше всего подходит для лечебных целей.

Но, увы, о лечебном значении парка его современная история уже технично умалчивает, а для велосипедов, электромобилей, спортивных мероприятий и массовых экскурсий такое покрытие в самый раз. Так что здесь уже после горячих дебатов прошедшего заседания большинство его участников предпочли грустно промолчать. Тем более что все они прекрасно понимают: явно удешевленный проект реконструкции архитектурного памятника, попытки пересмотра ГСО, постепенная замена красного песка плитками и многое другое, безжалостно разрушающее наши эйфорические надежды 2015 года,  — все это решается не в Кисловодске, а намного выше. Так что еще не известно, что было бы сегодня с нашим парком, если бы не активная работа молодой, энергичной кисловодской команды ФГБУ, влюбленной в него так же, как и мы.  Так что давайте согласимся: эти ребята заслуживают нашей благодарности.

 

Один комментарий из КИСЛОВОДЧАНЕ ПРОТИВ ПЕРЕСМОТРА ГРАНИЦ ЗОН ОХРАНЫ НАРЗАННОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ

  • Лена дунаева  говорит:

    Спасибо всем, конечно, однако нужна ли плитка в Курортном парке? Нужны ли велосипедисты на терринкуре? Терринкуре — это ведь для пешеходных прогулок? Похоже само название КУРОРТНЫЙ ПАРК хотят забыть… Кстати, обратил внимание, что некоторым деревья, высаженным не молодым поколением, оставляют для жизни сантиметров сорок в периметру, минском природы — ничего не видит? Директор парка тоже? Как техзадание составляли?

Написать ответ

Вы можете использовать эти теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.