ИСТОРИЯ

За многочисленными именами и датами в этой главе кроются целых два века, в течение которых на месте малоизвестных минеральных родников, скрытых в расщелинах гор и в густых лесных массивах, выросли всемирно известные здравницы Кавказских Минеральных Вод. И рассказывая сегодня о блистательных SPA-курортах, мы просто не можем, не имеем права обойти вниманием  тех, кому они обязаны современной славой, кто стоял у самых истоков их истории, в которую и предлагаем читателям совершить экскурсию.

О существовании кавказских минеральных источников и их целительной силе повествуют многие легенды и предания горских народов, а в 1334 году появилась первая запись о них, принадлежащая перу арабского путешественника Абу-Абдаллаха Мухаммеда Ибн-Батуты, посетившего юг России на пути от столицы Золотой Орды Бату-Сарая  в Среднюю Азию. «Горячие колодцы» Кавказа упоминаются в начале XVII века и в «Книге Большого Чертежа», представляющей собой объяснительный текст к не сохранившейся до нашего времени генеральной карте Московского государства.

Целенаправленная же работа по розыску минеральных вод России была начата Петром Первым. Царь-реформатор по достоинству оценил возможности целебных источников Пирмонта и Карлсбада, которые посетил во время пребывания за границей. Он принял решение искать и «в нашем государстве ключевых вод, которыми можно пользоваться от болезней», доверив эти изыскания своему лейб-медику, саксонцу Готлибу Шоберу. В 1717 году во время Персидского похода Шобер был направлен в район Терека обследовать Брагунские термы и успешно выполнил задание, сделав описание этих источников около нынешнего города Грозного, которым дал название «теплиц святого Петра». Кроме того, основываясь на рассказах местных жителей, он сообщил о том, что «на два или три дня езды от вышеописанных» находится еще больше таких «теплиц», а «также есть в Черкасской земле изрядной кислой родник». Очевидно, царский лейб-медик имел в виду пятигорские источники и кисловодский нарзан, до которых, к сожалению, ему не удалось добраться из-за малочисленности конвоя. А в 1719 году особым указом царя, продолжавшего проводить в жизнь идею развития отечественного курортного дела, были утверждены правила пользования минеральными водами, известные как «Дохтурские правила Петра I».

Однако эти начинания были надолго забыты наследниками престола. В последующие полвека упоминание о лечении минеральными водами встречается только в связи с 1755 годом, когда из-за массовых заболеваний и высокой смертности солдат гарнизона в Кизляр из Петербурга был направлен доктор Виллиам Гевитт. В соответствии с  предписанием от директора Медицинской Канцелярии произвести опыты по лечению с помощью природных вод, врач возил солдат к горячим родникам горы Машук.

Но только Екатерина Вторая продолжила активное развитие курортного дела, начатое Петром Великим. Ею в 1773 году была организована научная экспедиция, возглавляемая академиком Иоганном Гильденштедтом, который побывал на озере Тамбукан и Кумагорском источнике, произвел описание Провала, высказав предположение о его происхождении, а также исследование и описание главного источника горы Горячей, дав ему одноименное название – «Горячий». Именно этому серному источнику вскоре суждено будет получить широкую известность. В 1780 году в 4 километрах от Машука на берегу реки Подкумок была основана положившая начало Пятигорску  Константиногорская крепость, а уже на следующий год был подписан Ясский мир и территория современных Кавказских Минеральных Вод вошла в границы России. Целебные свойства горячих сероводородных процедур быстро обнаружили солдаты размещавшегося в крепости егерского полка, лечившие сложные  болезни с помощью купания в ванне, специально высеченной в скале. Слава о чудодейственной силе ключа, свободно вытекающего из недр легендарной горы, разнеслась по России, привлекая в Горячеводскую долину первых «курортников» будущего всемирно известного комплекса Кавминвод. Сначала они размещались в крепости и в выросшей при ней слободке, а со временем вокруг источника сформировался целый курортный поселок.

А вот первые научные сведения о целебной воде, которая под горским названием Нарзан спустя несколько десятилетий завоюет самые дальние уголки России, а в XX веке станет всемирно известным брендом,  были предоставлены только в 1784 году, врачом-путешественником Яковом Рейнеггсом. Более же подробные исследования Кислого колодца провел Петр Симон Паллас, посетивший Кавминводы в 1793 году. «Только что зачерпнутая вода выделяет из себя с шипением, подобно лучшему шампанскому вину, большое количество мелких воздушных пузырьков… Можно без отвращения пить ее столько, сколько захочешь», — восхищенно писал Паллас об этом чистейшем, искрящемся напитке. Огромное впечатление произвела на него и сила вытекающей из недр «богатырь-воды» (а именно так звучит русский перевод  тюркского слова «нарт-сана»), способная поднимать купающегося над землей. В научных изысканиях, продолженных после Екатерины II ее наследником императором Павлом, а затем и Александром, приняли участие многие ведущие ученые, медики, химики. Был впервые дан количественный анализ обоих источников, проведено длительное наблюдение действия, которое они оказывают на человеческий организм при различных заболеваниях.

Все эти исследования убедили медицинскую коллегию в целесообразности использования минеральных вод в лечебных целях. В 1802 году члены коллегии направили Министру внутренних дел графу Кочубею предложение о назначении правительством «на воды» постоянных врачей. Благодаря хлопотам главноуправляющего Грузии князя Павла Цицианова, в 1803 году было получено правительственное разрешение на строительство у Кислого колодца укрепления и лечебных заведений, а весь этот удивительный кавказский край, богатый горячими и кислыми минеральными водами, был Указом императора Александра объявлен курортной местностью общегосударственного значения.

Этот исторический документ открыл новый этап в жизни Кавказских Минеральных Вод – уже как официально признанного курорта. Первым главным врачом был назначен Григорий Сухарев. В целебный и загадочный край, «на воды», помимо военных,  устремились вереницы экипажей состоятельной публики, заполненных всем, что в период лечения могло пригодиться их телу и душе. Сотни семейств ехали с прислугой, поварами, артистами, везли с собой не только наряды, но и запасы продуктов, предметы быта, даже мебель. Для безопасности приезжих здесь, около источника нарзана была построена небольшая каменная крепость, получившая название Кисловодской. Сегодня на ее территории и в сохранившихся помещениях разместился краеведческий музей, в котором наглядно представлена вся яркая история Кисловодска – второго из старейших курортов Кавминвод.

Однако, несмотря на исследовательские работы и растущую славу источников,  обустройством их долгое время не занимались. Купальни находились практически в первобытном состоянии, в одном бассейне одновременно принимали процедуру несколько человек. И лишь в 1809 году на Горячей горе были установлены две, а затем четыре отдельных ванны. У Кислого же колодца первые купальные здания, женское и мужское, на 3 ванны, с деревянным водопроводом появились только в 1812 году, да и то для холодных процедур. Теплые же ванны отпускались в отдельных кибитках и стоили от  4 до 7 рублей, что было очень и очень дорого.

Большой вклад в изучение минеральной базы Кавминвод внес известный русский врач Федор Гааз, который в 1809 — 1810 годы не только исследовал уже известные источники, но и открыл множество новых. Это Мариинские, которые не сохранились до наших дней, и Елизаветинский у горы Горячей, а также ценные по своим качествам железноводские источники, которые уже к 1820 году приобрели известность. Горячий серный источник в честь императора Александра I Гааз назвал Александровским. Он произвел научное описание минеральных вод Кавказа, их химического состава, топографические и метеорологические наблюдения, которые изложил в книге «Моё путешествие на Александровские воды в 1809-1810 годах», изданной на французском языке в 1811 году Московским университетом. Ессентукские же минеральные воды были открыты Федором Гаазом случайно. Заинтересовавшись рассказами казаков о роднике, воду из которого охотно пили кони и который в народе так и назывался «Лошадиным источником», врач обнаружил в зарослях камыша у реки Подкумок не один, а целых три родника, однако оставил без внимания их лечебные свойства. И несмотря на то, что военный редут на реке Ессентук на пять лет старше Кисловодской крепости, курорт здесь возникнет гораздо позже. Только после исследований, которые проведет в 1823-1824 годах профессор медико-хирургической академии Александр Нелюбин, ессентукские серно-щелочные и соляно-щелочные минеральные воды получат достойную оценку и приобретут известность. «В Ессентуках мы имеем русский Сельтерс и Виши», — объявил профессор. В 1825 году выйдет капитальный труд Нелюбина «Полное историческое, медико-топографическое, физико-химическое и врачебное описание Кавказских Минеральных Вод», которому суждено лечь в основу долгосрочного развития кавказских курортов. Но это будет позже. А пока, несмотря на государственный статус, курортный край продолжает изучаться и исследоваться, однако при этом на благоустройство казначейских средств не выделяется. Немногие постройки, которые все же были произведены, финансировались в порядке благотворительности частными лицами.

Такое положение сохраняется вплоть до  1819 года, когда на воды прибыл командующий войсками на Кавказе, с 1816 по 1826 год главноуправляюший в Грузии генерал Алексей Ермолов — ученик прославленного полководца Александра Суворова. Приезд умного и высокообразованного царского наместника стал поворотным событием в истории курорта. После декабристского восстания генерал будет отправлен в отставку за покровительство мятежникам, но это будет позже, в 1827 году. А пока Алексей Ермолов увлеченно занимается обустройством  уникальной местности в предгорьях Кавказа, которая, как он сразу понял, может стать не только курортным и лечебным центром, но и играть значимую роль в экономике, а также в общественной и культурной жизни Кавказа.

Рядом с первыми – Александровскими — ваннами в Горячеводске строится новое, предназначавшееся для высшего сословия. Оно стало первым крупным бальнеологическим учреждением Кавминвод, получило название Ермоловских  ванн и  просуществовало более полувека. В 1820 году у Александровского источника находились уже четыре здания на 11 ванн. Бассейны «железных источников» были выложены камнем, при них построены купальня и турлучный дом, где комнаты сдавались внаем. Был заложен Железноводский парк, который и сегодня придает маленькому курорту неповторимое очарование.

В 1822 году по ходатайству генерала на проектные работы по устройству курортов было ассигновано 550 тысяч рублей, а через год была создана строительная комиссия, впоследствии получившая управленческие функции. Начались широкомасштабные  работы. В соответствии с Именным Высочайшим указом 1823 года на водах была усовершенствована организация врачебной части — в частности, учреждена аптека.

В Кисловодске недалеко от источника нарзана в том же году заложено основание деревянного здания казённой гостиницы, а по берегам Ольховки высажены деревья, ставшие первыми посадками кисловодского парка, считающегося сегодня лучшим в Европе. В 1824 году была основана казенная гостиница в Пятигорске – первая на курортах капитальная постройка. В 1825 году начала строиться Кисловодская казачья станица.

В 1824—25 годах была проложена новая дорога из Георгиевска к поселению Горячие Воды, которая значительно сократила время пути, что способствовало дальнейшему развитию Кавказских Минеральных Вод. В 1825 году вблизи Машука была заложена казачья станица, впоследствии получившая название Горячеводской. В 1826 году у подошвы Горячей горы началось строительство лучшей постройки курортов — каменного здания Николаевских ванн, позже переименованных в Лермонтовские.

В 1826 году на посту начальника Кавказского края Алексея Ермолова сменил кавалерийский генерал-лейтенант, герой Отечественной войны 1812 года Георгий Емануель.  Эти пять лет, с 1826 по 1831 год, стали, наверное, самыми яркими в истории Кавминвод. Они отмечены взлетом зодческого творчества, строительства и благоустройства, появлением на российской географической карте окружного города Пятигорска (от тюркско-татарского названия горы Бештау, в переводе означающего «пять гор») и созданием генерального плана его развития, первой экспедицией к Эльбрусу и многими другими событиями, создававшими славу удивительного горного курорта.

В 1826—27 годах была основана Казачья станица в Ессентуках.

С 1846 года курорты были переданы в управление Кавказского наместника, которым стал князь Михаил Воронцов, оставивший заметный след в истории курортов, в деле их благоустройства. При Воронцове ессентукские источники приобрели статус государственной собственности, став четвертой группой Кавказских минеральных вод. Он утвердил проект зодчего С. Уптона на строительство у наиболее популярного источника № 17 каменной галереи, была увеличена пропускная способность ванн, организованы розлив ессентукской воды в бутылки и рассылка ее в другие города,  начата разбивка  ессентукского лечебного парка с дорожками и клумбами. Воронцов добился упразднения не оправдавшей себя строительной комиссии, место которой заняла Дирекция вод. Однако после этого строительство резко сократилось. В 1848 году в Пятигорске построили деревянную Михайловскую галерею и спустя год — каменную Елизаветинскую (Академическую), после чего отпуск сумм из Казначейства был прекращен и вынесено решение ничего нового не строить, только заботиться о поддержании уже имеющегося.

Но минеральные воды Кавказа уже успели приобрести признание и славу, ради которых не щадили сил царский наместник князь Александр Барятинский, директора Кавказских Минеральных Вод доктор Семен Смирнов и Владимир Хвощинский, исследователь Федор Баталин, главноначальствующий на Кавказе Александр Дондуков-Корсаков, арендатор Кавминвод Андрей Байков и многие, многие  другие известные патриоты, талантливые, образованные люди, влюбленные в этот чудный уголок Кавказа. Здесь бывали ведущие учёные, знаменитые художники, писатели, артисты. И бурно начавшееся в первой половине XIX века развитие здравниц просто не могло уже остановиться.

В дальнейшей истории Кавминвод важным событием стало завершение строительства  в 1875 году железнодорожной ветки Ростов — Минеральные Воды — Владикавказ и шоссе от Мин-Вод до Кисловодска. В это время была осуществлена и телеграфная связь между городами. В 1883 году кавказские курорты вновь перешли в ведение государства, но в весьма плачевном виде, так как их благоустройству в течение многих лет внимания не уделялось, и состоятельная публика более охотно ездила лечиться за границу. По результатам работ французских инженеров-гидрологов Жюля Френсуа и Леона Дрю была составлена смета работ по реконструкции Кавминвод с целью создать достойную конкуренцию зарубежным курортам, а частным застройщикам объектов необходимой инфраструктуры – гостиниц, ресторанов — предоставлялись большие льготы. Был издан закон об охране источников, разработаны охранные округа. В 1893 году была построена железная дорога, связавшая  города-курорты, а спустя 10 лет они получили и собственное электричество от одной из первых в России государственной гидростанции, построенной на реке Подкумок около Ессентуков. К 1915 году на Кавминводах были возведены все основные бальнеотехнические здания, многие из которых действуют до сих пор. Активное развитие получила в это время и научно-исследовательская деятельность, положившая начало упорядочению лечебного дела.

В течение двух веков управление Кавказскими Минеральными Водами менялось неоднократно, вплетая в историю Кавминвод великие имена ученых, врачей, строителей, зодчих. Они живут в воспоминаниях и документах, в живописных полотнах и старых фотографиях, их надежно хранят камни красивейших лестниц и бульваров, сводов старых галерей и бюветов.

Грянувшая революция и годы гражданской войны не только остановили курортную жизнь, но и нанесли большие потери  городам Кавказских Минеральных Вод. Были разрушены красивейшие здания, похищено бальнеологическое оборудование, пострадали лечебные учреждения, гостиницы и дачи, в которых размещали казармы и конюшни, а деревья в парках и на бульварах вырубались на дрова. Но уже в марте 1919 года вышел «Декрет о лечебных местностях общегосударственного значения», подписанный В. Ульяновым (Лениным), которым курорты были объявлены собственностью Республики, устанавливались округа санитарной охраны и все лечебные местности передавались «в непосредственное заведывание Народного комиссариата здравоохранения и его учреждений». Правительство молодой страны Советов   приступило к восстановлению уникальных курортов. В июне 1922 года был открыт первый в России бальнеологический институт с клиникой при нем, который сегодня носит название НИИ курортологии, на КМВ стали возводиться первые санатории. В тридцатые годы был разработан генеральный план развития городов-курортов, однако его полному осуществлению помешала Великая Отечественная война.

Как и в годы Первой мировой, курорты Кавказских Минеральных Вод были перепрофилированы в госпиталь для раненных военнослужащих. А с 9 августа 1942 г. по 11 января 1943 г. они были оккупированы  немецкими войсками. Многие санатории, лечебные учреждения и курортные сооружения вновь подверглись разрушению, но уже спустя 2 месяца после освобождения курорты КМВ смогли восстановить госпитали и                               возобновить лечение раненых. За эту самоотверженную деятельность в годы войны  Кисловодск был награжден орденом Отечественной войны I-й степени. После войны санаторно-курортное хозяйство было быстро восстановлено, и в 50-х годах в развитии курортов начался новый этап, ознаменовавшийся широкомасштабными гидрогеологическими исследованиями, вводом в эксплуатацию десятков новых минеральных месторождений. В 1970-е годы были построены основные, действующие до сих пор здравницы, пансионаты, гостиницы, принимавшие около полутора миллионов отдыхающих в год. Но годы печально известной «перестройки» не обошли стороной кавказские курорты, на которых переход  к новым экономическим отношениям отразился очень болезненно. Целостная структура управления распалась, уступив место разным формам собственности, прекратилось финансирование как на поддержку бальнеологических ресурсов, так и на благоустройство, а рост населения и неконтролируемая предпринимательская деятельность поставили под угрозу экологию региона. Но заслуженная слава Кавминвод как важного лечебного комплекса страны помогла им пережить и этот тяжелый этап, курорты продолжали оставаться в поле зрения российского правительства. Указом Президента РФ Бориса Ельцина в 1992 году району Кавказских Минеральных Вод был присвоен статус особо охраняемого эколого-курортного региона РФ, а в 1994 году Советом Министров РФ была принята Федеральная программа развития Кавминвод как курортов федерального значения. В 2006 году статус курортов федерального значения был подтвержден Постановлением Правительства  РФ, которым были также утверждены отдельные положения о каждом из них. Благодаря всем этим документам,  поддержке федеральной власти, активной деятельности администрации КМВ и Ставропольского края, общественных организаций, средств массовой информации, благодаря неравнодушию самих жителей, болеющих душой за будущее  этого райского уголка Кавказа, сегодня он вступил в новую эпоху своего развития. Курорты благоустраиваются и украшаются, ежегодно увеличивается поток отдыхающих, готовятся и реализуются новые современные проекты, поражающие воображение своей смелостью и грандиозностью.